публикации В сухом остатке: зачем объединяют "Сухой" и "МиГ"?

В сухом остатке: зачем объединяют "Сухой" и "МиГ"?

10 Февраля 2020
1663

Февраль 2020 года станет, без преувеличения, началом нового этапа в истории конструкторских бюро "Сухой" и "МиГ". На базе двух всемирно известных фирм будет создан Дивизион военной авиации ОАК. Иными словами, суховцев и микояновцев ждет слияние. Чего ждать от этого авиации России, попытался разобраться "Авиадрайв".


Слухи о том, что у фирмы Сухого сменится руководитель, начали ходить давно. Называли несколько кандидатур, гадали о сроках. В связи с этим информация о том, что ОАК аккумулирует свой "истребительный" конструкторский потенциал в единый кластер, до поры до времени оставалась на втором плане. Но именно она является ключевой во всей этой истории.

В четверг, 6 февраля, совет директоров ПАО "Сухой" официально избрал на пост генерального директора компании Илью Тарасенко, занимавшего пост генерального директора Российской самолетостроительной корпорации (РСК) "МиГ". 

"Илья Тарасенко сосредоточится на формировании на базе ПАО "Компания Сухой" и АО РСК "МиГ" Дивизиона военной авиации ОАК. Эта структура будет заниматься разработкой, производством, продажей и обслуживанием всей линейки текущих и перспективных самолетов боевой авиации ОАК. Консолидация основных научно-производственных мощностей военного авиастроения позволит более эффективно выполнять существующие программы и развивать перспективные проекты ", - отметили в пресс-службе Объединенной авиастроительной корпорации.

Прежний руководитель "Сухого" Игорь Озар покинет компанию, уточнили в ОАК. Отмечается, что в период его руководства компания заключила и выполняла крупные контракты на поставку фронтовых бомбардировщиков Су-34 и многофункциональных истребителей Су-35, завершила первый этап испытаний истребителя пятого поколения Су-57 и подготовила его к серийным поставкам. 

Озар руководил фирмой "Сухой" с 2011 года. В 2017 году она была самой прибыльной компанией в составе ОАК. В 2018 году компания выполнила контрактные обязательства на сумму более 114,5 млрд рублей, получив чистую прибыль в размере 4,08 млрд рублей. Выручка "МиГа" в 2018 году составила порядка 89,5 млрд рублей, чистая прибыль составила около 3,5 млрд рублей.

Как уточняется в сообщении компании "Сухой" на сайте раскрытия информации, Илья Тарасенко избран главой ПАО до 6 февраля 2023 года.

Он занимал пост генерального директора РСК "МиГ" с сентября 2016 года. Под его руководством было налажено серийное производство истребителя МиГ-35. Также корпорация "МиГ" вошла в кооперацию по производству регионального самолета Ил-114-300. С сентября 2018 года Тарасенко параллельно занимает должность заместителя генерального директора ПАО "ОАК", отвечая за военно-техническое сотрудничество, включая маркетинг, продажу и сопровождение поставок и послепродажное обслуживание военной авиатехники ОАК за рубежом.

Какие же вопросы придется решать бывшему главе "МиГа" на новом посту? Коротко обозначим основные проблемные точки.

Конструкторские школы Сухого и Микояна и Гуревича активно конкурировали на протяжении многих лет. Апогеем их соперничества можно назвать проект истребителя пятого поколения, про который "Авиадрайв" уже рассказывал. Во многих "неофициальных" источниках часто указывают на то, что проект многофункционального фронтового истребителя МиГ 1.44 победил бы в изнурительной гонке с "Сухим", если бы не развал Советского Союза и отсутствие финансирования. Трудно судить, как все могло бы пойти по иному сценарию, но проиграл яковлевскому проекту и учебно-тренировочный самолет МиГ-АТ, поднявшийся в воздух в 1996 году, а проект модернизации легкого истребителя МиГ-29 продвигался с большими трудностями. Создавалось впечатление, что РСК "МиГ" была немного не у дел в связи с повышенным вниманием к суховскому "пятьдесят седьмому".

Напомним, что по Государственной программе вооружений на 2011-2020 годы предполагалась закупка для ВВС (ВКС) России 37 серийных истребителей МиГ-35С стоимостью около 37 млрд рублей. С 2013 года плановые сроки подписания соответствующего контракта неоднократно переносились, а количество планируемых к закупке истребителей МиГ-35 к началу 2017 года сократилось до 24 машин. Теперь заказаны только шесть самолетов. Дальнейшая судьба микояновских машин в России пока остается достаточно неопределенной, учитывая, что одна из основных специализаций МиГ-29 – "корабельная" – пока отодвинута в сторону с учетом ремонта нашего единственного авианосца.

Нужны ли российской армии легкие истребители в качестве средства ближнего воздушного боя – вопрос сегодня открытый. С учетом развития разнообразных средств поражения и радиоэлектронного противодействия истребительная авиация должна уходить все дальше и выше от линии фронта, перемещаться на большие расстояния. Сирийские события показали это в полной мере. 

С другой стороны, есть зарубежный рынок, где Россия могла бы предлагать микояновские легкие машины по ценам ниже, чем у конкурентов. Так, недавно стало известно о том, что эта страна может дополнительно заказать 21 истребитель МиГ-29UPG. Российская сторона рассчитывает подписать соответствующий контракт до конца года. Однако не стоит забывать, что еще в 2016 году в индийской прессе прошел ряд публикаций о значительных проблемах  в эксплуатации самолетов МиГ-29К. 

Есть еще проект ПАК ДП – перспективного перехватчика на смену уникальному самолету МиГ-31 – но хроника постоянных "сдвигов вправо" по этой программе, начиная примерно с 2010-х годов, требует отдельного обзора. Напомним лишь, что  впервые о намерениях военного ведомства получить новый перехватчик для замены МиГ-31 официально объявил в 2013 году экс-главком ВКС РФ генерал-полковник Виктор Бондарев.

У "Сухого" также немало текущих проблем. Главный проект конструкторского бюро – Су-57 – вполне успешен, но продвигается не без происшествий. В конце декабря потерпел крушение первый серийный борт, который спешно готовили к передаче в войска.

Отдельной строкой идет конструкторское сопровождение всех модернизируемых строевых самолетов марки "Су" в войсках, а также развитие беспилотной тематики. Детище "Сухого" – тяжелый аппарат "Охотник" – только встает на крыло и потребует от нового руководителя Дивизиона максимум внимания и усилий.

Особенность нового периода в жизни двух конструкторских бюро заключается еще и в том, что ОАК в этом году завершит вхождение в контур Ростеха. В 2020 году начала действовать новая стратегия корпорации, непосредственно с этим связанная. Можно предположить, что поворот в сторону гражданской продукции сделает военную тематику наконец-то более осмысленной, когда каждую трату необходимо будет реально оправдать, а не год из года двигать вправо многочисленные проекты на бумаге, перекраивая их согласно противоречивым пожеланиям военных. 

Объединение коллективов Сухого и Микояна, вопреки опасениям, не приведет к полной потере уникального авторского стиля двух школ. Проблема в другом – современной России просто не нужно столько боевых самолетов, сколько их делали в советское время. Более активный вывод на международные рынки нашей продукции – другое дело, модернизация самолетов строя – безусловно, да; но разработка проектов на перспективу должна вестись более консолидированно, так как время для всесоюзного размаха давно ушло. 

Примером в этой отрасли может послужить объединение конструкторских бюро Миля и Камова, которое в 2019 году запустили "Вертолеты России". Нужно отметить, что в случае с вертолетчиками еще яснее наблюдается интересная, буквально архетипическая модель взаимоотношений между двумя КБ – в понимании многих участников авиастроительного мира России есть традиционно сильное бюро Миля и несправедливо отодвинутое в сторону бюро Камова. Однако сегодня (правда, с разной успешностью) развиваются как проекты марки "Ми", так и "Ка". В холдинге неоднократно подчеркивали, что никто не собирается душить здоровую конструкторскую конкуренцию или пускать по ветру великое советское наследие. Речь идет, прежде всего, об объединении административного и экономического подразделений с отказом от многочисленных дублирующих и столь нелюбимых в отрасли "менеджерских" должностей. По-видимому, примерно такие же антикризисные задачи придется претворять в жизнь на новом посту и Тарасенко.

Другое дело, как великое наследие удастся переплавить в новые успешные проекты самолетов и вертолетов. Но тут, скорее вопрос не к сиюминутному объединению КБ, а к глобальным задачам, которые ставит перед оборонкой государство.

вернуться назад

Материалы по теме

Комментарии отсутствуют